Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

kot begemot

Леттеринг или Как мы себе на год открытку рисовали


Всё! Я страшно затянула, но наконец смогла сама. А в предыдущем посте по совместному рисованию уже давно все приглашеные утёрли мне нос, потому что и по две картинки смогли. Конечно, мне совестно сидеть на скамье запасных, зато я придумала очень поучительную открытку. Её мне хватит на весь год.

Предыстория:
Где-то с четверга, 8 января, я начала резко хиреть и страдать. Ныть начала сама в себя. Потому что на работе всё полыхало. Всё превратилось в день сурка, я сидела за компом по 12 часов, домой приезжала только спать. Это такое «только спать», когда ты не лежишь в ванной перед сном с книжкой, не готовишь себе опрятный завтрак и «легкий, но питательный» или «тяжелый, но поощрительный» ужин и не думаешь у шкафа, что бы такого надеть. «Только спать» — это когда открываешь дверь ключом, заходишь в комнату, снимаешь одежду и накрываешься одеялом. Утром надо вскочить, уложить челку так, чтобы хоть из-за этого не расстраиваться, и гнать по кольцевой в офис, а в Link уже летит «Валерия, тут такой вопрос». И ты думаешь только одно слово, красивое и заманчивое: «Отпуск».

И ещё я думала что-то вроде: «За себя надо бороться. Бороться надо за себя. Надо купить блендер. Надо есть еду. Надо гулять. Надо уйти сегодня в 9. Уйду в 9, пойду до метро пешком». Мне было обидно, что я не выполняю планы по рисунку, не пишу сказку как собиралась, и Барбара Шер ничего не говорит по поводу того, как делать что-то для себя, если ты свою работу тоже любишь, и уж такая она вот бескомпромиссная попалась, работа.

А вчера я закончила делать документы, над которыми агонизировала 5 дней, и даже Рождественский выходной из-за них провела в офисе. И все вовлеченные сказали мне, что я зашибись. Ваще. Зайчик. И отправили меня домой, и дома я нарисовала себе открытку на год, чтобы не забывать, зачем я работаю 12/6.

Collapse )
kot begemot

Рисуем будущее (берём год в свои руки, нечего тут)



Ещё в том году, после рисования мандарина, в комментариях заявязалась дискуссия про пряничные домики и то, как рисовать буквы. Итак, всё что я знаю о леттеринге.

Впервые, как и многие дети, которых в школе заподозрили в художественных наклонностях и наличии отвественной матери, с леттерингом я столкнулась при рисовании плакатов и стенгазет. Ну знаете, вот этот всё — 8 марта, стенгазета по географии, кроссворд с картинками по физике, месячник класса, «нарисуй плакат и получи +1 балл к контрольной». Без особой радости, но нашу географицу одолеть можно было только стенгазетами да побольше.

А когда у меня появился арт-бук, пришлось пересмотреть взгляды. Для арт-бука рисунки с текстом лучше, чем рисунки без текста, потому что как ни крути, а подобный блокнот — это всегда дневник. В процессе это может быть не заметно, зато возмешь блокнот в руки через полгода, и свежим взглядом видно — это уже не только 70 эскизов, но дни, недели, месяцы жизни, во время которых блокнот то и дело был под рукой, а все рисунки, даже набросанные для пробы приёма или материала, несут в себе настроения и события.

К тому же — спасибо, кэп — с текстом картинки станут повествовательными. Буквы и рисунок ходят где-то очень рядом, в конце-концов, письменность началась в рисунке. И дело не только в художественной подписи «дата-место». Надо же как-то передавать то, что простым рисунком не опишешь. Например, нарисовать спящего на противополжном сидении метро дядьку можно, но приписка «храпел как слон в засаде, дети в вагоне рыдали навзрыд» поможет сохранить воспоминания яркими.

Кажется, для того, чтобы изрисовать весь блокнот буквами, нужно решить для себя два простых вопроса «Как рисовать эти большие красивые буквы?» и «Что делать со своим собственным почерком?». В моем персональном случае ответы такие: черновики, жирный простой карандаш, писать больше.

Несколько примеров из моей библиотеки в работах людей, у которых уже получается.

Феликс Шайнбергер «Альбом ваших идей. Учимся делать эксизы в дороге»








Натали Ратковски «Рисуй каждый день. Один год с художником иллюстратором»






Натали Ратковски «Разреши себе творить»




Остин Клеон «Кради как художник» и «Покажи свою работу»






Барбара Дайан Берри «Рисуйте свободно!»




Вчера я пересмотрела два фильма с Капитаном Америка, чтобы под них нарисовать «самый настоящий леттеринг» и решить, как же я это делаю )




Шесть ерундовых правил, по которым приличный леттеринг можно сделать даже без рук

  1. Если нужен красивый шрифт, можно просто полистать гугл и наподсматривать красивых букв и надписей.

  2. Можно взять обычный тетрадный листок в клетку и написать нужное на нём. Там и линеечки, и наклончики, и испортить просто ничего нельзя ну никак.

  3. Когда надпись будет удовлетворительной, нужно обвести финальные линии, стереть всё ненужное и полюбоваться. А потом взять кальку ) Или ещё проще — как я делаю — натереть грифелем заднюю часть черновика в нужных местах, приложить куда надо и по лицевой стороне ручкой обвести. Поднял бумажку, а там ах, красота, великолепие, чёткие линии да с первого раза )))

  4. Таким способом удобно делать и повторяющиеся надписи.

  5. Ещё можно никакие буквы не срисовывать, а взять жирный маркер и написать им нужное поразмашистей, а затем обвести контур  с поправками. Вот и свой родной почерк пригодился.

  6. Ещё с родным почерком можно вообще ничего не делать, если надо добавить к рисунку текст длиной в пару предложений. Только писать лучше колонкой, или даже двумя колонками. Типографский метод, как в книге. Получится солидно, зуб даю, даже если у вас «ш», «м» и «т» — это одна закорючка.

Если бы я это знала, когда мне было 8 лет, родная школа увидела бы больше стенгазет )

Collapse )
kot begemot

Это был очень классный год, да-да )

Сейчас у меня целых 40 минут после собрания до нового собрания, самое время подвести итоги года. В прошлогодних итогах я закусывала губу и закатывала рукава, писала про страхи, кабачки и прочие ужасы.

Значит, коротенько.

1. В этом году у меня случились люди. Много людей, очень много. Меня словно прорвало, как пиньяту, и из меня посыпались штуки-прибаутки-всем-улыбки. Теперь я стабильно получаю нужные человеку 8 обнимашек в день на 4 и 6 этаже офисного здания, и еще пару особенно приятных, если зайти в редакцию дорогого моего журнала. То есть журнал мне не дорог, но есть там тепло и почесаться. Для пацаноу в этом году я вообще могу вводить номинации. Много разных. Есть, например, Самый Большой Добряк:



Есть еще — Мистер Очаровашка. Самый красивый чувак за год, жалко, на разных этажах работаем.



Потом у меня еще есть Настоящий Пират, вообще настоящий, как бенгальский огонь. Дай бог здоровья его печени. А еще есть куча таких хороших, которые любят нашу работу и с ними очень клево и весело делать проекты. Просто как-то все стало. Видела впрочем я и лживых, и изворотливых, и с большим-большим самомнением по Даннингу-Крюгеру. Черт с ними, год козы им в помощь.

2. Потом я от кризиса психанула и купила себе мотоцикл. Теперь много хлопот по обкатке, но я ужасно рада. Еще я решила, что если я не смогу на нем кататься, то пойду и утоплюсь в слезах, потому что должна же я хоть на 28 году жизни стать крутой. Но я смогу, смогу и поеду в мотопробег, вот даже так все будет.



3. У меня собралась офигенная библиотека околохудожественных книг, в смысле про искусство, и я еще накуплю. И будет, будет у меня время читать их вечерами, сидя в кресле, поедая сочные авокады посоленные.

4. Еще я начала ходить на маникюр ))) Хожу и хожу, крашу и крашу, красивая такая, пальцами по клавиатуре шлёп-шлёп-шлёп — до безумия роскошно.

5. Ой, ещё. Ещё я ж Ушла Из Журналистики. Вот счастье-то, радость. Дальше это без меня. Нет в стране редактора лучше Клевитского, и на этом можно закончить. Вчера мне закрыли испыталку в продюсинге, и впереди у меня полгода книг и организациии гейм-диз саммитов, чтобы стать бабой-геймдизайнером. Наверное, тут должна быть какая-то невероятно прекрасная фотография, подводящая итог всего года. И у меня такая есть.



На этом заканчиваю, надеюсь сохранить такой борзый настрой на весь год )))
kot begemot

Карма велогонщика

Сегодня утром я была жива как никогда. Поехала с Аленушкой-чудесницей кататься на бесплатных совсем велосипедах, с корзиночкой, хоть и без багета, но по существу все было образцово.

Город Минск славен и красив, не знаю, че вы тут все ноете и оправдываетсь, мол у нас скромно пока, потому что какие-то люди (не мы) у нас де зажатые. Солнце у нас, вода блестит, утки плавают и булочек просят, небо синее-синее, в Coffee inn клевый лимонад и сэндвичи. Дорогие неминчане и абитуриенты, не верьте этим нашим интернетам, у нас тут просто все морлоки и вогоны. А так вот даже велики бесплатно дают, с корзиночками.

По обыкновению, после литературно оформленного нытья — две художественные истории.

Первая. Свидание — очень двоякая вещь. Хоть и провели вы вместе время, закончилось это время у всех по-разному и никак не угадать, как оно закончилось у партнера. Вот мой вчерашний герой даже не знает, как сегодня в 11 утра я ностальгически приехала к нашей лавочке на велосипеде и ползала под ней в поисках сережки. Теребите девушек аккуратней, они потом орут на дядек с пылесосами для листьев как дуры.
Нашла только половинку. Где я ее только не теряла прежде — в машине, в кровати, в душе — всегда она спасалась. Но вот пришел конец, спета песенка, тут-то свиданка и закончилась до упора.
Жалко так.
Снимайся я в кино, тут был бы закадровый голос такой с большим смыслом: "Гдеее, гдееее жы ты, моя половинка?!". Но шиш, это вам не синема.

Вторая. Как работаю лихорадочно, так и социализируюсь тоже. Сразу все: за два дня я уже дважды сходила в кино на "Стражей галактики" с разными людьми (енотик все равно хорош), опробовала BarDuck (ой чё), посетила Гвоздь (баранина) и кальянную (молоко и мед), завтракала в Мулине (шо-то-круглое-хрустит), каталась вот на велике, для чего даже отпросилась прийти на работу к часу только, а завтра с утра — на катамаранах пойдем педали крутить, если не обманет меня очередная дева с длинным языком.

Хочу еще немного полежать опосредованно на левом боку, потом — на правом, потом книг с картинками полистать. И в самый раз.

kot begemot

Я и Стивен Кинг



Меня окружают потусторонние создания. После новогодней ночи, 2 января, в квартире был найден единорог. Его надо постирать и хорошенько выгулять в Дрожжах, например. Или в редакции поселить.

А потустороннюю девочку я встретила, изучая краски в "Арт-территории" (Тырсикова, привееет!). Но вот девочке я ничем помочь не могу.

А еще меня вчера очень трагично сфотографировали на визу, и фотограф с печалью в голосе нанесла мне удар в самое сердце:
"Извините, я и так, и эдак - ничего не могу сделать. У вас ТАКАЯ ассиметрия выраженная!"


Collapse )
kot begemot

Совсем другое дело

А ночь все идет и идет. И непонятно уже - спать или что тут вообще делать.




И тем временем мне посвящают саркастические баллады, как будто про пиратов, но на самом деле про рабов, как-то так:


Долго и нудно галера в Палермо
скользила, мерцая между утёсами.
На борту рабов между прочих Валера,
ладошки веслом у которой стёсаны.


Приятно, что уж. Добби радуется, и так светло, так тихохонько в этой комнатке.
kot begemot

Просто на редкость хорошее настроение

Сегодня (а у меня еще сегодня) я - прекрасный Скриллекс на своей кухне. Вчера (в пятницу) я вечером бежала в магазин, зажав в кулачке зарплату, и успела, успела купить себе совершенно дикие ботинки, в которых можно отлично имитировать настроение "а у меня есть мотоцикл". Стоит их обуть - и пальто, и свитерочек, и даже футболка преображаются самым изумительным образом, и вот я уже красавица и плюс пять к харизме.




И фотография безбожно размыта, но я могу все объяснить - всему виной дрожащие туманы ноябрьского Минска, и эта морозная весна и странное предвкушение мая, хотя вообще еще мерзнуть и мерзнуть.

Сегодня вечером я гостила у Татьяны taciana_drozd и колола вилкой кабана, свежезабитого, настоящий, словом, белорусский продукт ела. У меня все друзья - поэты, они так и пишут мне в скайп - стихами.

Татьяна: поехали с нами ко мне домой убивать кабана и делать колбасу
Valera: мне чо-та жалко кабана и нервно мне. как это будет?
Татьяна: кабана ранним утром выведут во двор
Татьяна: он посмотрит в первый и последний раз на солнце
Татьяна: потому что он нелюдим и во дворе никогда не был
Татьяна: и тут ему совершенно неожиданно ударят ножом в самое сердце
Татьяна: он завизжит
Татьяна: и если ему повезет, быстро скончается
Татьяна: но ему повезет, ибо за плечами убийцы десятка кабанов и кабаних
Татьяна: и он повалится на свежу землю
Татьяна: дальше рассказывать?

И еще сегодня в ходе почти рабочего разговора я вспомнила про самую страшную детскую травму, которую только могла нанести мне книга. Я томилась в заснеженном "Орленке" и читала книгу про лошадок. Там рассказывалось об очень вредном мальчике, который хотел лошадок, и богатом папе, который покупал их ему одну за одной, потому что у мальчика они дохли, и конюхе. Никогда у конюха проблем с лошадьми не было, а тут этот заговоренный мальчик. В конце лошадь рожает жеребенка (для мальчика), и роды идут совершенно неправильно, и конюх бьет лошадь кувалдой по голове и вспарывает ей брюхо, и вытягивает жеребенка в околоплодном мешке, а потом уходит и кончает с собой. Как-то так, в общих чертах.
kot begemot

«Американские Боги» Нила Геймана: трикстер наносит ответный удар


Скажите, Вы бы сыграли в шашки? А на щелбан? А если под щелбаном подразумевается удар кувалдой? И если кувалдой ударит человек, долгие годы с удовольствием валивший коров на скотобойне с одного замаха? Чтобы без угрозы для жизни испытать на себе эти прелести, достаточно открыть книгу Нила Геймана «Американские Боги». Ах да, упущеньице: а если человек с кувалдой — Бог? Вы бы сыграли с Богом?

 

«Американские боги» — роман Нила Геймана, принесший ему ценнейшие премии в области фантастики, Хьюго и Небьюлу — крутое тесто, замешанное на отчаянном постмодерне: философский триллер, теологическое фэнтези, зомби-лав-стори, маниакальный детектив, мистическая роуд-стори и динамичный квест. В слоге автора порой угадывается убаюкивающая неспешность Харуки Мураками, а то — сквозит прямота и напор Чака Паланика, речь персонажей пересыпана сленгом в духе Тома Вулфа, неожиданность сюжетных виражей сделала бы честь самому Стивену Кингу. Гейман покажет Вам малую Америку — череда бензоколонок, укромные провинциальные городки, придорожные аттракционы — Дом на Скале, Сторожевая Гора, Каир в Малом Египте; но, несмотря на кристально-чистую достоверность пейзажей вплоть до последнего хот-дога, не стоит расслабляться, вы не путеводитель в руках держите. На этой сцене разыграется Рагнарек.

 

На страницах книги языческие боги Старого мира, изрядно истрепавшиеся за годы забвения, сойдутся в последней битве с нано-богами и силиконовыми богинями Новейшего времени. Белобог-Чернобог, три Зори, Анубис, Тот, Сет и Гор, Баст, Иштар, Локи, Один, Нуниуннини, Билкис, ифриты и эльфы, великаны и гномы, леприконы и фейри влачат безрадостное существование, работая гробовщиками и проститутками, официантами и танцовщицами, — обычная жизнь эмигрантов, чужаков, оторванных от родины. «Эта земля не для богов… Эту землю подняла из глубин океана птица нырок. Ее сплел нитями из своей железы паук. Ее высрал ворон. Она — тело павшего отца, чьи кости — горы, чьи глаза — озера». Свободная Америка, великий плавильный котел, религиозные заповеди которой написаны не на скрижалях, но на устойчивых ценных бумагах, лишена живой культурной плоти — колосс неприступной нации держится на мощи промышленного экзоскелета. На бой за людскую веру, а значит и за право на существование, выходят порождения техногенной цивилизации — боги Интернета и телевидения, информации и железных дорог, «боги автомашин, мощный, с серьезными лицами десант, черные краги в крови, и кровь на хромовых зубах: им приносят человеческие жертвы с таким размахом, какой не снился никому со времен ацтеков».

 

Но так ли предопределена эта битва? Здесь надо уделить внимание главному герою этого индустиального эпоса — безымянному человеку по кличке Тень, без пяти минут с тюремной скамьи ставшему телохранителем у некого одноглазого мистера Среды (проницательный читатель должен уловить, откуда дует ветер). О роли Тени в надвигающейся драме говорит и его хобби — герой постоянно оттачивает фокусы с монетами — солярными символами, намекая таким образом на игру Света и Тьмы. Казалось бы, что у Тени в этой игре только одна партия — вернуть к жизни погибшую в автокатастрофе жену (которая впрочем достаточно жива для того, чтобы следовать за ним ангелом-хранителем, периодически отхаркивая могильных червей), но по достижении персонажем 33-летнего возраста автор вздернет его на дереве Иггдрасиль — и круг богов замкнется, а исстрадавшийся читатель получит долгожданные ответы.

 

Гейман виртуозно перемежает сексуальные сцены с всепожирающими божественными вагинами и добросердечные эпизоды в виде стариков-богов, катающихся на каруселях. Текст Геймана в высшей степени нарративен, хронология повествования перемежается экскурсами в историю, из которых становится ясно, как тот или иной бог был «завезен» на континент. Хлесткая интерлюдия об африканских рабах, шокирующая рецептура приготовления бога из пятилетнего ребенка, рассказ о добродетельности пикси — по прочтению книги станет ясно, что автор создал замкнутый мир-механизм без единой лишней детали, а все сюжетные вкрапления дополняют и объясняют события главной линии.

 

После осознания авторского грандиозного замысла, нельзя не согласиться с главным героем — «Знаете, я, пожалуй, предпочитаю быть человеком, а не богом. Нам не нужен никто, кто верил бы в нас. Что бы ни случилось, для нас жизнь продолжается». И как бесконечно права Атсула, законоговорительница племени Северных равнин — «Боги велики, но сердце людское — всех больше. Из наших сердец они нарождаются, в наши сердца и вернутся…"


by RonyRobber

for another.by